Введите поисковую фразу...
Федун: Каррера для меня – номер один, но при нём команда зашла в тупик
Вторая часть интервью с владельцем «Спартака» — о том, как принимались непопулярные решения и почему Олег Кононов остался главным тренером.
Федун: Каррера для меня – номер один, но при нём команда зашла в тупик
Если вы сразу попали на вторую часть беседы с Леонидом Федуном, то для понимания происходящего в клубе желательно ознакомиться с первой.

В кратчайшем изложении она выглядит так.

1. Леонид Федун прямо говорит, что без его участия «Спартаку» грозила бы участь «Торпедо» или «Динамо».
2. Связывает многолетнее отсутствие титулов в том числе с теневыми процессами, административным ресурсом соперников и намеренной атакой на «Спартак» и его акционеров.
3. Объясняет свою философию управления клубом как честную и открытую, чуждую реалиям российского футбола.
4. Заявляет о том, что за 16 лет он не получал ни готовых предложений о покупке клуба, ни помощи от государственных структур, которой пользовались конкуренты.
5. Обещает к 2023 году вывести «Спартак» на самоокупаемость, сохранить контракт с «Лукойлом» и передать клуб болельщикам, которые и станут определять будущее клуба.

Также Леонид Федун убеждает, через пять лет снимет с себя ответственность за судьбу «Спартака» и вновь станет простым болельщиком без блокирующего пакета акций.

— «Спартак» в ближайшие пять лет – это ваш крест, который нужно на себе тащить?
— Почему сразу крест? Просто самое страшное – то, что я перестал получать удовольствие от матчей. Сижу и начинаю нервничать. Победили – фух, слава богу. Проиграли – кошмар, ужас. Кайфа, который был раньше – когда только пришёл в клуб или, тем более, когда был просто болельщиком – сейчас нет.

— Когда кайф закончился?
— После чемпионства.

— Было похоже на то, что вы просто успокоились и отдалились от команды, не регулировали конфликты.
— Поймите: меня же убивало то, что я не могу стать чемпионом, истратив такие деньги. Когда стал им, расслабился. Но мы могли зацепить и второй сезон. И зацепили бы, если бы не разброд и шатания в конце чемпионата. Могли легко занимать второе место и попадать в Лигу чемпионов напрямую. Это было бы нормальным результатом – как у «Локомотива» сейчас. Но мы сами отдали серебро и Кубок, катившийся нам в руки.

— Так что случилось с чемпионской командой?
— В сезоне-2016/17 она сплотилась и билась. Достигла цели. Что дальше? Мотивация в любом случае теряется. Чтобы её восстановить, нужно либо убирать тренера и ставить другого, который учит команду чему-то новому, либо выгонять игроков и закупать новых. Люди, которые потеряли мотивацию, сейчас должны уйти. На их место придут или уже пришли молодые с амбициями. Они в ближайшие два-три года должны рвать жилы, чтобы попробовать забраться на вершину.

— Почему тогда мотивацию долгие годы не терял костяк ЦСКА – Акинфеев, Игнашевич, Березуцкие?
— Они брали чемпионство, а потом тоже откатывались на более низкое место. Или возьмём «Зенит». После золота он три года не попадал в Лигу чемпионов, занимал пятое место. До тех пор пока не построили новую команду.

— Это вы сейчас говорите о логичной потере мотивации, но после чемпионского сезона «Спартака» рассуждали о сбалансированном составе и новой горе (видимо, в еврокубках), на которую нужно взобраться.
— Всё верно. Но при этом я прекрасно понимал, что любая чемпионская команда требует существенного обновления. Оно не произошло сразу, но будет происходить теперь. Цикл команды закончился. Первая команда, которую мы сделали в 2004-м, трижды брала серебро. В 2006-м она набрала одинаковое количество очков с ЦСКА. Была близка к золоту, но чисто административные вещи не позволили нам стать чемпионами хотя бы раз.

Потом был второй цикл, при Карпине. Та команда в 2009-м тоже должна была стать чемпионом, но снова не хватило. Повторю, не хочу открывать подноготную, напишу в своих мемуарах, но тогда тоже была полная чернуха. Третья команда, которую мы сделали, по ряду причин не сразу, но стала чемпионом. Сейчас вот начинается четвёртый цикл. Будем формировать команду, которая к 2023-му должна иметь возможности побороться за титулы. Именно иметь возможности, а не обязательно взять их. Получится или нет – никто не знает, это футбол. Игра, где есть большой элемент удачи. Но мы такую команду вместе с Кононовым и формируем: от кого-то отказываемся, кого-то берем.

«Не был уверен, что Каррера сможет построить за адекватные деньги новую чемпионскую команду»

— Но вы могли избавиться от давления извне и другим простым решением – просто не увольняя Карреру. Разве не понимали, что начнётся ад?
— А какой у меня был выбор? Какой выбор, если стало понятно, что возник серьёзный конфликт, который неразрешаем?!

У меня была масса тренеров, всех из которых я очень люблю. Был Старков, который выиграл первое при мне серебро. Его убрали с большим скандалом после истории с Аленичевым, хотя он, уверен, мог добиться многого. Дальше был Федотов, с ним мы могли и должны были стать чемпионами, но административные моменты нам это сделать не позволили.

Был Черчесов, который тоже взял серебро, провёл кучу непопулярных решений. Вспомните ссылку в дубль Титова – и ведь Егору действительно надо было уходить, он уже всё, перестал тянуть. Титов был прекрасным футболистом, но слово «был» — оно для музея. А в футболе мыслят сегодняшним днём.

Валера Карпин был у меня пять лет, дважды взял серебро, многого добился. Я ему признателен за победы, которых мы достигли, и разделяю с ним все поражения. У Якина не получилось, потому что он попал в период, когда клуб только начинал строиться: одни футболисты уходили, другие приходили.

А Каррера – он вообще исполнил мою мечту. Он навсегда останется в моём сердце и памяти как человек, при котором «Спартак» стал чемпионом. Но вспомните, как уходили наши легенды? Какие язвительные реплики неслись вслед Романцеву, выигравшему девять чемпионских титулов? Проблема в том, что либо ты даёшь результат, либо нет. И как бы я ни любил тренера, каким бы прекрасным человеком Массимо ни был, если я вижу, что результата нет и в команде наступил тупик, надо расставаться.

— В какой момент вы поняли, что с Каррерой у «Спартака» нет будущего?
— Когда мы потеряли Кубок и серебро. Но тогда, в мае 2018-го, решил дать ещё шанс. Всё-таки это человек, которого я очень люблю и уважаю. Но дальше пошли те же ошибки.

— Имеете в виду противостояния клана Карреры и его окружения с клубным менеджментом и лидерами команды – на этом и закончилась команда?
— А как закончился чемпионский «Зенит» два года назад? Повторю: любая команда имеет периоды рождения, зрелости и отмирания. Вот зрелость наступила в 2017-м, когда мы взяли золото и Суперкубок. После этого могли спокойно зацепиться за второе место и Кубок – и должны были это делать – но в силу определённых причин не смогли. Причины я называть не буду – это частности и не нужно их ворошить. Но среди них есть и фатальное невезение. В 2017-м у нас был фарт, потом он закончился.

Да, не получилось зацепиться за результат во второй год. Пришло время формировать новую команду. А этот процесс превратился в истерику. Что ж, хотят истерить – ради бога! Как говорил знаменитый Рабинович из Одессы: «Любой кипиш в прессе, кроме некролога, всегда в кассу».

— В таких случаях же всегда можно привести контраргументы: не всё потеряно, команда в одном очке от второго места.
— Вопрос не в очках, а в том, управляется команда или нет. Если она поплыла, если внутри начались группировки, если они собачатся друг с другом, если теряется единоначалие, необходимо принимать меры. Либо выгонять всех игроков и набирать новых. Но у меня столько денег нет. Либо расставаться с тренером, что я и сделал.

— То есть, оставив тренера, расторгнув контракты с игроками и набрав новых, «Спартак» столкнулся бы с проблемами финансового фэйр-плей?
— Да. Плюс я не был уверен, что Каррера за адекватные деньги сможет создать ещё одну чемпионскую команду. Все трансферы, которые он проводил, были очень дорогими. С очень большими агентскими комиссиями.

«700 миллионов агентам – реальная цифра»

— Вы согласны с цифрами из отчёта РФС, согласно которым «Спартак» потратил на агентские вознаграждения чуть ли не столько же, сколько все остальные клубы вместе взятые?
— Здесь я вернусь к основной теме: мы платим деньги вчистую, вбелую. Проводим суммы через счета. Как эти операции совершают другие клубы, я не знаю. Но, скорее всего, не так открыто, как мы. Если они не показывают свои выплаты – это их дело.

— Но вы за год потратили 700 миллионов рублей — именно такая сумма фигурирует в отчёте РФС. Правдивая информация?
— Это 10 миллионов евро? Да, может быть. Около того мы и выплатили. Условно, Адриано пришёл свободным агентом, там была большая комиссия, в том числе и заложенная в подъёмные самому игроку. Думаю, только на одного Адриано ушла половина этой суммы.

— Как рядом с клубом появились Марко Трабукки и Тимур Гурцкая – активные участники процесса, который вы называете «истерикой»?
— Очень просто: Трабукки был переводчиком Карреры на всех заседаниях и поэтому обладал всей информацией о клубе. На мои попытки сказать, что это не очень хорошо, Каррера отвечал: «Марко мне нужен». Ну, я не спорил – раз нужен, так нужен. А за Трабукки пришёл Гурцкая, вот и всё.

— Вы не жалеете, что отдали Каррере и его окружению очень много полномочий после чемпионского сезона, спровоцировав конфликты и недопонимания?
— А у меня был выбор?

— Выбор есть всегда, например, можно было сказать: «Массимо, продолжай тренировать, как раньше».
— Не было у меня выбора. Если ты берёшь человека, то должен воспринимать его таким, какой он есть, а не таким, каким ты хочешь его видеть. Вот он был такой и с такими друзьями. И его позиция по Трабукки и Гурцкая была принципиальной. А избавляться сразу от тренера после того триумфа было бредом. Я рассчитывал, что мы можем если не стать чемпионами, то точно попасть в Лигу чемпионов. У нас были все гарантии.

— То есть кем хочешь, теми себя в клубе и окружай?
— А как я ему запрещу? Без вариантов. Нужно доверять, а если что-то пойдет не так — убрать. А все разговоры внутри – это в пользу бедных.

— Если бы вы уменьшили полномочия Карреры и заставили его только тренировать, он бы сразу ушёл?
— Он другой, понимаете? Я не хочу разжигать это всё. Каррера для меня всё равно останется «намбер ван», поэтому это я комментировать не буду. Что было, то было. Забыли.

— Тренерскую роль Карреры вы понимаете?
— Если человек стал чемпионом, то да. Хотя в том же «Челси» Ди Маттео выиграл Лигу чемпионов, а потом как-то исчез… Надеюсь, что Массимо найдёт свою команду и сможет повторить тренд. Тот же Валера Карпин долго поднимался после «Спартака». Или Черчесов – он подтвердил квалификацию. Надеюсь, что Каррера тоже её подтвердит.

«Кононов будет строить «Спартак»

— Кстати, если оценивать прошлый сезон по пятибалльной системе, какую оценку вы бы дали «Спартаку»?
— Три с минусом.

— В чём тогда причина вашей веры в Кононова, если он провалил все задачи?
— Он не провалил все задачи, были же в ваших публикациях слова, что если убрать игру с «Оренбургом», то Кононов — третий по набранным очкам среди всех тренеров, а без поражения «Оренбургу» мы вообще бы шли сразу за «Зенитом». При этом, условно говоря, в нашу пользу не было столько судейских ошибок, как это было с «Локомотивом». А если всё посчитать, то у нас было бы на восемь очков больше. И что бы вы тогда про Кононова говорили? Кононов – не бог, он пришёл в команду в самый неприятный момент. Как попадал сюда Эмери, как Лаудруп, как Якин – когда приходится избавляться от большой массы игроков. Кононов видит, что формировать новую команду надо с чистого листа. Тот же «Аякс», который со своей массой игроков прошёл так далеко, первые два сезона колбасило, его не было в Лиге чемпионов. А потом команда заиграла. Надеюсь, и у нас так будет

— А вы видели что-то хорошее, хоть какой-то прогресс в игре «Спартака» весной?
— Нет, потому что я понимал, что команда будет другая. Эти игроки тоже понимали, что они, скорее всего, уйдут.

— Зимой, когда уходила целая группа игроков, вы специально избавлялись от наследия Карреры и его агентов?
— Нет. Агент – это часть футбольного бизнеса, хороший или плохой – это другой вопрос. Никаких вопросов к ним у меня нет и уход группы футболистов с ними не связан. Мы просто выполнили определённую часть работы. Ерёменко мне всегда нравился как игрок, мы всегда его хотели взять, но его постоянные травмы… Сколько он сыграл сейчас за «Ростов»? Не так много. К сожалению, наши врачи говорят, что он стабильно играть не сможет, из-за особенности тех травм, которые у него есть. Это не моя оценка, а врачей. Это и послужило причиной расставания. Что касается Самедова, то он исчерпал себя. Была надежда, что молодые игроки, тот же Ломовицкий и Ташаев, заиграют лучше, поэтому держать его было неправильно. Это процесс оздоровления, сейчас ещё целая группа игроков покинет клуб. У нас средний возраст состава омолодится года на два-три.

— Над Кононовым нет такой угрозы, как была над Аленичевым, когда он не вышел в Лигу Европы?
— Нет. И вообще давайте вернёмся к Аленичеву. Он суперигрок. Но помните, когда меня достали, я сказал: «Передаю полномочия профессионалам». Вот они мне притащили Аленичева. Я им потом говорю – вы кого притащили? А они мне: «Ну ты же нас с собой не взял, надо было, чтобы он сидел на скамейке, а мы ему подсказывали».

— А выбор тогда был между Бердыевым, Гончаренко и Аленичевым?
— Да.

— Вы склонялись к Бердыеву?
— Да, но и Гончаренко был вариантом. Аленичева вообще не было в моём списке приоритетов. Но мне сказали, что за него подписываются, отвечают, он всё сделает. Вот, профессионалы всё сделали, а потом профессионалы исчезли. Так и получилось — либо ты сам отвечаешь, либо нет.

— Но Кононов сейчас в вашем списке был.
— Да. И поэтому он будет строить команду.

Родионов, Измайлов, Цорн и Прядкин

— Если Кононов остался, а Родионов и Измайлов ушли – значит ли это, что, именно менеджеры системно не справились со своей задачей?
— Нет. В первую очередь Родионов – это легенда «Спартака». Все, кто пишет про него гадости, что-то важное забывают. Людей с таким бэкграундом можно по пальцам пересчитать. Он очень многое сделал для развития «Спартака»: как его детского футбола и академии, так и селекции. Многие решения, которые он предлагал в противовес предложениям руководителей команды, оказались правильными. Он говорил не покупать игроков, а главный тренер, или агенты, которые стояли рядом с тренером, покупали. Без имён. Надо понимать, что Родионов просто устал находиться под постоянным давлением, поэтому и ушел. То же самое и Измайлов – да, были ошибки, на которые мы указывали, были недоработки, но в целом все они причастны к чемпионству в 2017 году. На этом для себя я комментарии ограничу.

Сейчас идёт формирование новой команды, должны прийти люди, которые придадут энтузиазм. Томас Цорн – один из таких. Надеюсь, что молодой задор послужит тому, что команда начнёт быстрее появляться и формироваться.

— Цорн был матч-агентом, сотрудничал со сборной и «Спартаком». Почему гендиректором стал человек без опыта, далекий от внутряка, происходящего в Москве?
— Во-первых, у него очень хороший уровень образования: все бизнес-инстанции, которые можно было получить в Европе по футболу – он все имеет. Плюс наше общение на «Кубке Матч-Премьер» показало, что этот человек очень хорошо обладает кругозором и знанием ситуации. Первый трансфер, который он сделал, надеюсь, вы его скоро увидите, на мой взгляд, он провёл, тьфу-тьфу, очень хорошо. Лучше всех ожиданий, и по размерам, и по комиссии. До конца об этом говорить не могу, потому что сделка пока не завершена, то есть фамилию назвать не могу, но вы его скоро увидите.

— Цорн – сын Прядкина. Вас заранее не напрягают разговоры, которые могу возникнуть?
— Когда я пришёл в армию, то у меня отец был полковником медицины, а я был ракетчиком. Лейтенант говорил, что меня отец туда устроил, хотя я сам бросил родной дом, потому что не хотел идти в медицинское училище, поэтому уехал в Ростов — в ракетное. Но вслед мне всегда говорили про отца. И дальше что? Я разве имею какое-то отношение к медицине? Я всё сделал самостоятельно. Да, отец был известный, народный хирург. Но если у известного футболиста сын придёт в футбол, он что, значит, по блату в футбол пришёл играть? Так не бывает. Цорн либо справится, либо нет. У него есть амбиции прийти к болельщикам в 2023 году и сказать: «Давайте, выдвигайте меня в президенты».

— А, даже так?
— А почему нет? Он молодой. Только от него самого зависит, получится у него или нет.

— И всё-таки – вы не отрицаете, что руководство «Спартака» и РПЛ будут обвинять в конфликте интересов.
— Я приведу пример. Сейчас опубликован календарь на сезон. Когда мы играем с «Зенитом» и ЦСКА? Сразу после матчей в Лиге Европы! Это Цорн нам по блату сделал? Иметь календарь хуже мы не могли. И я думаю: он что, это специально сделал, чтобы показать, что независим от всего этого? Стопудово же! Ну а как?! Мы играем в августе восемь матчей, при этом с двумя основными конкурентами по РПЛ через два дня после матчей Лиги Европы. Так что все разговоры про Цорна — это бла-бла. Папа может тебя только зачать и дать воспитание, а дальше всё зависит от тебя. В футболе блата не может быть.

«Что делать, если «Зенит» купит Неймара?»

— Вы говорили, что до 2023 года нужно стать чемпионами хотя бы раз. Болельщики восприняли эту фразу, что раньше ни от Цорна, ни от Кононова ничего ждать не стоит?
— Почему? У нас задача стоит, как и у всех. Если Цорн и Кононов не ошибутся в формировании, тогда они будут бороться за самые высокие места, может, и за чемпионство. Только не всё зависит от тебя. Купит «Зенит» Неймара – и как с этим бороться? Вопрос в том, что нужен такой уровень, чтобы обеспечить попадание в Лигу чемпионов – это да. А дальше, если повезёт – станешь чемпионом, если нет – не станешь. У меня нет административных ресурсов, нет желания заниматься судейством.

— Но мы опять занимаем плоскость, внутри которой «Спартак» может застрять на позиции условного «Арсенала» в Англии.
— Мы всегда боролись за Лигу чемпионов, семь раз попадали в эту зону. Через каждый год фактически.

— Но вот «Зенит», например, как вы говорите, может позволить себе купить Неймара, а вы — нет.
— А что я с этим сделаю? Это «Газпром», это не я. Сравните мои финансовые возможности и Галицкого — с ними…

— Так а в чём разница, ведь «Зенит» тоже не может выйти за рамки фэйр-плей? Они продали Паредеса за 45 миллионов…
— «Зенит» за последние пять лет потратил около 150 миллионов евро на трансферы, — вступает в разговор вице-президент Михайлов.

— Так они только Халка и Витселя за 100 продали.
— Но до этого же «Зенит» где-то эти деньги взял.

— Но «Спартак» тоже мог когда-то рискнуть и взять, а потом продать…
— Есть четыре части, а вы видите только одну — компенсацию клубу за подготовку игрока, а иногда это только 20-30 процентов, — перехватывает инициативу Федун. — А есть ещё персональный контракт, агентские выплаты, которые вы видите только у нас, а у других — нет, потому что они их скрывают. Плюс есть подъёмные и комиссионные. По футболисту Х, например, трансфер был 50 миллионов, а все остальное расходы – ещё 100. И сколько его стоимость? Неймар вот вообще перешёл в «Барселону» за свои деньги. Когда говорят, что купили за 10, а продали за 20 – это не вся правда, всю сумму продажи и покупки мы не знаем.

«Нам поставили условие: либо эта сумма, либо Ломовицкий уходит в «Локомотив»

— Этим летом «Спартак» сможет купить игроков только на ту сумму, за которую он игроков продаст?
— Нет, вы сейчас это увидите.

— Но приобретение же зависит от продажи Зе Луиша.
— Сделка по приобретению готова уже, остались формальности. А разговоров о Зе много: там и турки, и китайцы, но формального предложения нет. Но окно только открылось, вся «тусня» начинается в середине августа.

— Уходят футболисты. Тот же Глушаков.
— Мы Дениса поддерживали как могли. Просто он попал в очень тяжёлую жизненную ситуацию, никому из вас не пожелал бы такую, когда и в спорте, и в бизнесе, и в семье возникают такие гигантские проблемы. Но он не сломался, он – мужик, как бы его ни хаяли. Я уверен, что он сейчас перейдёт в другой клуб, и в этом клубе он себя ещё покажет.

— Кто ещё покинет команду?
— Комбаров, Боккетти – это железно. Может быть, ещё Зе Луиш, если будет хорошее предложение.

— По «железным» — это досрочное расторжение?
— Да, там есть специальная формула, по которой мы выплачиваем определённую часть зарплаты. Детали официально озвучим позже.

— В тот момент, когда клуб избавляется или покупает футболистов – у вас есть уверенность, что Кононов не связан с определенной группой агентов?
— Кононов сделки не делает, их делает генеральный директор. Единственное, когда было совмещение у двух лиц – у Карпина, но это не есть хорошо. Он был и царь, и воинский начальник. Он сам определял трансферные цели и сам их реализовывал. У него что-то получалось, а что-то — нет.

— Но как получается, что сначала вы даете Ломовицкому почти миллион евро, а затем подписывается большой контракт с Мелкадзе? При этом мы видим, что куда более яркий Игнатьев в «Краснодаре» 700 тысяч рублей зарабатывает.
— По Игнатьеву, думаю, сейчас сумма гораздо больше. По Ломовицкому: у него, к сожалению, очень сильный агент. Он нам поставил условие – либо Саша уходит в «Локомотив», либо вы нам платите эту сумму.

— Вы уверены, что «Локомотив» — не блеф?
— Нет, я же вижу всё. Помните, я упирался с Торбинским, а он ушёл тогда. Да и вообще, не подпиши контракт – было бы ещё больше критики. Сказали бы, что опять уходит воспитанник. И не факт, что он бы не заиграл. Я вообще в Ломовицкого верю, у него есть проблемы на ментальном уровне. Он перфекционист – старается делать всё гораздо лучше, чем он может, это ему мешает. У человека пять штанг было – если бы везло, то к нему было бы другое отношение. По Мелкадзе – мы приняли решение перейти на рублёвый контракт, он первым его получил, и этот контракт – самый низкий из всех подписанных в последнее время.

— То есть все подозрения – очередная истерика?
— Кем-то специально устраиваемая. Да и не может быть иначе. Какой-то незначительный слух о «Спартаке» всем намного интереснее раздувать, чем реальные истории о крахе «Амкара» или «Тосно». И болельщикам это нужно понять и принять.

P.S.

Возвращаясь к первой части беседы, важно напомнить, что Леонид Федун – один из самых богатых и успешных бизнесменов страны, занимающий офис в трёх минутах ходьбы от Белого дома, откуда открывается чуть ли не лучший вид на Москву. Сын хирурга, курсант ракетного училища – он не принадлежал ни к столичной интеллигенции, ни к партийному аппарату, так или иначе участвовавшим в разделении ресурсов страны в начале 90-х, но добился космического успеха. Все эти годы Федун находился вдалеке от скандалов, никогда не заявлял о своих политических амбициях и не рассказывал со своей олигархической высоты о том, как нужно обустроить Россию.

— В детстве, на Байконуре, вы когда-нибудь встречали Гагарина? – спросили мы.
— Видел, у меня даже есть его автограф. Я жил в доме на улице Шубникова на третьем этаже. На первом же жил товарищ, в старой хронике это такой полковник полноватый, к которому подходит космонавт и докладывает, что экипаж такой-то к полёту готов. А этот полковник говорил: к полёту приступить. Вот этот мужик жил подо мной, они (космонавты) к нему все приезжали. Они перед пуском делали шашлыки всегда, особенно Комарова я запомнил, который погиб потом. А мы, пацаньё, бегали там вокруг.

— И вот в те моменты вы мечтали стать космонавтом и героем нации, как Гагарин?
— Нет, — тут же ответил Федун. – Не хотел. Никогда.

Беседовали: Михаил Гончаров, Дмитрий Егоров и Денис Целых
Дата публикации: 19 июня 2019, 11:00
Наши партнеры
ЛукойлОткрытие банкГород на реке ТушиноНайкWinline
Спортивный клуб ЛукойлНиссанDelonghiGenesisЭкто100Карты лукойл
СДК ГарантPepsiBOSSTechnoGymУправляющая компания КапиталНФПРиР
Управляющая компания Менеджмент - центрR.O.C.S.Русское радиоШишкин лесLaufennBud
Официальный сайт футбольного клуба «Спартак» Москва . Самый титулованный футбольный клуб России. Основан в 1922 году. © spartak.com 2017-2019 18+
Создание и поддержка сайта:
ВК34983